wpthemepostegraund

Счастливые истории 8ч.

29 Свидание

Я открыл глаза и увидел, что за окном поздний солнечный день. Вот я спать! Бессонные ночи, проведённые в работе, сказываются. Сладко зевнув, я потянулся и откинул одеяло. Вставать жутко не хотелось! Я переборол в себе эту слабость и поднялся с кровати… Подошёл к окну, распахнул его и высунулся на улицу… Ветер обрадовано подлетел ко мне и растрепал тёмные короткие волосы… Солнце поселилось на плечах и тепло пригрело…
В квартире была, на удивление, тишина… Побродив по комнатам, я обнаружил только кота, мохнатого и рыжего, который, сладко растянувшись, дремал в кресле. Я быстро позавтракал, почесал коту тёплое растрепанное пузо, от чего он довольно замурлыкал, оделся и выбежал на улицу… Сидящие около подъезда бабушки с удивлением посмотрели на меня, ведь я был одет нарядно. Сегодня же не просто летний день, сегодня же Праздник!
Надеюсь, что мне удастся сделать ей сюрприз! Может, она закрутилась в суматохе буден и выпустила из вида… Вот удивится!!!
Я специально отменил все дела сегодня, чтобы посвятить этот день целиком и без остатка ей.
Я весело шагал по улицам, заходя в магазины… Я искал… Искал что-то особенное. Удивительное. Как она. Для неё. Ничего не подходило. Моё настроение совсем от этого не падало, я знал, что найду. Обязательно. И нашёл! В маленьком магазинчике, который находится на какой-то маленькой узенькой улочке…
Я сразу обратил внимание на эту вещь. Она была великолепна. Небольшая серебряная брошь в форме взлетающей птицы… Эта брошь была ручной работы, в ней словно были сосредоточены вся любовь и нежность мастера. Маленький сверкающий камешек замер на крыле этой птицы. Продавец сказал, что это александрит. Он меняет цвет в зависимости от освещения, погоды и настроения.
И тут я понял, что это идеальный подарок для неё. Для Гали. Для моего Галчонка. Для моей маленькой хрупкой Птицы с белыми сверкающими крыльями и сильной Душой… Эта брошь словно является отражением её натуры. Она хрупка и свободолюбива, как птица. Её руки нежны точно дрожащие перья расправленного крыла. Её глаза меняют свой цвет от светло-серого до тёмно-синего в зависимости от настроения. Она независима, легка, грациозна, добра и… она нужна мне. Я просто не смогу без неё.
Расплатившись, я вышел на улицу, держа в руках маленькую мерцающую, рвущуюся в небо, птицу. Настроение моё лучами ослепляющего солнца запрыгало по крышам и домам этого маленького города… Время приближалось к вечеру. Скоро наша встреча! Я вышел на длинный-длинный проспект, названный в честь политического лидера и заскочил в подъехавший автобус. За цветами!
Автобус, переминаясь с ноги на ногу, плыл по дороге. Я стоял и смотрел в окно и счастливо, может и глупо, улыбался. Улыбался птице, лежащей в кармане, улыбался кондуктору с грустным лицом и вдруг ожившими от моей улыбки глазами, улыбался ребятишкам, проезжающим в соседнем автобусе и приклеившимся к задним окнам, улыбался мужчине в сером плаще, стоящему рядом, а он как-то странно смотрел на меня и почему-то не улыбался, улыбался небу и облакам, расплывающимся от ветра, улыбался ей, улыбался себе, улыбался всему Миру. Вдруг автобус резко дёрнулся, старчески закряхтел и остановился… Люди суетливо завертели головами, послышались чьи-то громкие недовольные голоса. Я отвернулся от окна и посмотрел в салон… Кондуктор говорила о чём-то с водителем, затем эта женщина в розовой, похоже очень старой, кофте, с кожаной потёртой сумкой на шее и ожившими от моей улыбки глазами обратилась к пассажирам с просьбой: спокойно выйти из автобуса, так как он сломан. Кто-то завозмущался ещё громче, человек в сером плаще, фыркнув, сообщил, что это всё власть виновата, что это она, окаянная, не хочет обеспечить граждан нормальным транспортом, кто-то поторопился к кондуктору забирать деньги за билет.
Я смотрел на всё это, и мне почему-то стало смешно! Быстро выскочил из заболевшего автобуса и направился к автобусной остановке. Постепенно туда подтянулись остальные. Ещё где-то слышались недовольные, звенящие фразы.
Это всё власть виновата – говорил человек в сером плаще. Я улыбнулся. Автобуса не было почему-то. Я спросил у рядом стоящей девушки, который час. Оказывается, что уже без пятнадцати девять. А магазин цветов работает до девяти. Я быстрым шагом направился по дороге, понимая, что автобус ждать бесполезно, а маршрутки вымерли где-то в пути, словно мамонты.
До заветной цели было ещё метров двести. Я спросил время. Девять. Ровно. Я побежал. Двери магазина были закрыты, свет внутри не горел. Я глубоко вздохнул, поборов зарождающееся отчаяние. Только здесь в это время года можно было найти её любимые цветы. Я не помнил их название. Очень уж у меня голова дырявая. Но я точно знал, что она называет их маленькими подсолнухами, они и впрямь были копией рыжих солнц в миниатюре. Вдруг я заметил девушку, отходившую от магазина. Я догнал её, она и вправду оказалась продавцом. Я начал просить её, чтобы она продала мне цветы. Девушка долго думала, с подозрением глядя на меня, но потом от чего-то улыбнулась и пошла к магазину. Я радостно, вприпрыжку побежал следом. Наверное, она увидела в моих карих глазах настоящее желание сделать приятное своей Любимой.
В салоне влажно пахло цветами, я стоял и вдыхал этот запах всей грудью. Продавщица остановилась в центре магазина и пристально смотрела на меня… Она, наверное, думала, что я сумасшедший. Нет, я счастливый.
Я попытался объяснить ей как выглядит то, что я ищу, энергично размахивая рукам. Она улыбнулась, поправила рукой выбившуюся каштановую чёлку и указала на цветы, стоящие чуть поодаль всех…
Маленькие рыжие солнца.
Герберы – так они называются, сказала девушка.
Интересно, а Галя знает их название или она просто помнит, что это солнца в миниатюре.
Я улыбнулся, подумав про Галю.
- Мне, пожалуйста, семь штук – радостно сообщил я.
- Хорошо – ответила мне девушка и пошла к вазе, в которой стояли цветы.
Я полез в карман за портмоне, но его не было. Я посмотрел в пиджаке, брюках – везде, но тщётно. Паспорт был, а кошелька – нет.
Девушка стояла и подозрительно, с опаской смотрела на меня, держа в руках подсолнухи-герберы.
- Я вынуждена проводить Вас из магазина, если Вам нечем расплачиваться.
- Нет, подождите, пожалуйста. У меня есть деньги, были.
Я начал вспоминать вслух: купил брошь, вышел на проспект, сел в автобус, автобус сломался, на остановку, пешком сюда… Так. Автобус, в автобусе… Человек в сером плаще, который всё властью был недоволен. Он вытащил у меня кошелёк. Я хлопнул себя по лбу…
- Девушка, пожалуйста, выручите меня, у меня свидание, а я не могу прийти на свидание без цветов, давайте я оставлю Вам в залог паспорт, а завтра утром привезу деньги…
Девушка долго смотрела на меня и никак не могла решиться, а потом вдруг рассмеялась и сказала:
- А была, ни была, чёрт с Вами, давайте… Только я открываюсь в девять, привезите деньги до открытия.
- Да, хорошо, конечно.
Я радостно закивал головой, словно китайский болванчик. Взял в руки цветы и побежал к выходу, но вдруг остановился, развернулся и громко расцеловал девушку в обе щеки.
- Спасибо Вам!
Она засмущалась, покраснела и робко поправила выбившуюся чёлку.
- Удачи! И знаете что? Очень жаль, что на свете так мало людей способных ради Любви на подвиги, хоть и маленькие. Вашей Даме очень повезло, так и скажите.
- Спасибо! Скажу! Обязательно!
Я со смехом побежал к выходу, ещё чуть-чуть и я начну опаздывать…
До нашей встречи я добежал за 15 минут. Электронные городские часы показывали девять сорок пять. Вовремя. Я начал делать глубокие вздохи, чтобы остановить разбегающееся сердце…
Где-то вдали загремел гром, а по небу побежали серые хмурые тучи…
Галя опаздывала. Она, в общем, была пунктуальным человеком, но всегда опаздывала, то у неё лифт сломался, то позвонил кто-то, то бабушку через дорогу переводила, то луна соскочила с небосклона, а ей нужно было держать её до приезда спасателей… Я знал эту её черту и готов был ждать. Я готов был ждать её всю жизнь!
Вдруг на землю, искрясь, словно новогодние игрушки, посыпались бусинки дождя… Они тёплыми струями падали и падали, раскатываясь по земле. На тротуаре начали образовываться лужи, которые пенились и пузырились. Дорога стала похожа на чёрную глянцевую фотографию, с изображением хмурого летнего неба.
Я стоял под козырьком, а вода капала с моих волос, попадая прям за воротник…
Дождь барабанил по крышам домов и шелестел в листве…
И тут я увидел её!
Она маленькими перебежками пробиралась ко мне по лужам, держа над головой какой-то пакет… Длинные светлые волосы, мокрыми лентами липли к её лицу.
И она улыбалась!
Я, забыв обо всём на свете, выскочил из-под козырька и побежал ей на встречу. По лужам, которые разлетались в разные стороны от моих шагов. Она остановилась и начала смеяться, подставляя лицо струям тёплого дождя… Я подбежал к ней и сразу поцеловал. Я так соскучился! А потом подарил цветы. Она обняла меня крепко-крепко и поцеловала в ответ. Так мы и стояли, обнявшись под летним дождём…
… Дождь кончился, и мы, чуть подсохнув, пошли-таки в ресторан, где я заказал столик. Цветы сразу поставили в вазу. Официант откупорил бутылку шампанского и сказал, что главное блюдо сейчас подадут.
Мы подняли бокалы, и я взял Галину руку:
- Галчонок мой! Я хочу сделать тебе один подарок.
- Олег, родной! Ты сам большой подарок! Самый нужный!
Она ласково улыбнулась.
- Вот-вот и продавщица цветов так сказала и сказала, что тебе очень повезло.
Я спрятал самодовольную улыбку, от чего, наверное, стал похож на кота, обожравшегося сметаны. Она только тихо сказала:
- Я знаю — и от этого мне хотелось её расцеловать – так про что ты там говорил, про подарок?!
Она лукаво сощурила глаза, и мне захотелось расцеловать её ещё больше.
- Да-да! Я хотел, хочу то есть, подарить тебе одну вещь, я, как только её увидел – понял – это твоё.
Галя нетерпеливо, как ребёнок, наклонила голову, от чего её ещё слегка влажные волосы скользнули по чёрному трикотажному платью и легли на плечо…
Я достал мерцающую брошь…
- Знаешь, я всегда говорил тебе и повторю снова, мне кажется, что ты похожа на Птицу: так же легка и свободолюбива и поэтому…
Я протянул ей брошь на ладони, ей было не очень видно, и она даже слегка привстала на стуле. Я видел как расширяются её зрачки, так было всегда, когда в её душе загоралось удивление. Она дрожащей рукой взяла брошь и посмотрела на меня. У неё удивительные глаза. Я всё понял. Ей очень понравилось. Она не ожидала! Это фантастически красиво. Просто необыкновенно!
Она соскочила со своего место и крепко меня обняла…
- Спасибо, Олег! Мне очень-очень понравилось! Приколи, пожалуйста…
Она протянула мне брошь. Я аккуратно, боясь поранить, приколол взлетающую птицу к Галиному чёрному платью и снова понял: я не ошибся! Это действительно то, что надо!
Брошь великолепно сочеталась с платьем, с волосами, с ней самой… Галя коснулась птицы пальцами, и в её глазах зародился какой-то немой трепет…
- Ты удивил меня! Но ты тоже удивишься!
- В смысле?
- Сейчас поймёшь!
Она подошла к своему стулу и открыла сумку…
- Говорят, что у безумцев или гениев мысли схожи… Кто мы? Не знаю, да это и не важно, а главное…
И она достала из сумки длинный полосатый шарф, связанный из нереально ярких, тёплых ниток.
- Желаю тебе не болеть, не простывать после таких вот прогулок под дождём.
С этими словами она накрутила шарф мне на шею, а я сидел и не мог вымолвить ни слова. Шарф уловил Галин запах и сейчас бесстыдно его расточал. Я потрогал тёплые нити и поднял глаза на Галю:
- Спасибо тебе, Галчонок! Теперь я никогда не простыну.
- Ведь это не просто шарф… — она взялась за один из разноцветных краёв – это шарф с моей меткой – и она показала маленькую птицу, вышитую на краю шарфа. Ты вот говоришь, что я на птицу похожа, свободу люблю, люблю да, может и похожа, согласна, а вот этим подарком хочу показать тебе, что я Твоя. Твоя Птица. Только для тебя я летаю. Благодаря тебе.
- Галчонок, любимая! Спасибо!
Она села ко мне на колени и я почувствовал, что я по-настоящему счастливый человек! Очень счастливый!
… Чуть позже мы поужинали, я рассказал ей свои приключения, и мы пошли танцевать. Зал ресторана уже был почти пуст, только уставшие музыканты бренчали сами себе какую-то музыку, а, увидев нас, ожили и заиграли красивую медленную мелодию. Мы кружились по залу, оба закутанные в яркий полосатый шарф с маленькой птицей, присевшей на краешек.
Это и есть Счастье! Просто танцевать с любимым человеком, просто держать её руку в своей, сердцем чувствую, что вы удивительно подходите друг другу, что вы и есть те самые половинки одного целого. Те самые половинки, которые кто-то когда-то разделил по ошибке…
… Время плавно катилось к полуночи. Мы вышли из ресторана, держась за руки…
- Галя! Можно я провожу тебя домой?
Она шла, накинув на плечи мой пиджак.
- Ты ещё и поцелуя на прощание попросишь, да?
Она привстала на цыпочки и притянула меня к себе с помощью полосатого шарфа, согревающего мою шею.
- Да!
Нахально ответил я и поцеловал её в губы.
- Глупенький! Мы же вместе с тобой живём. У нас с тобой один дом!
Я взял её улыбающееся лицо в свои ладони и, заглянув в её удивительные голубые глаза, тихо серьёзно сказал:
- Знаешь, я уже 30 лет не могу поверить, что в моём доме, со мной, живёшь ты. Моя маленькая Птица. Моя Жена.

30 Разрешите представиться: Принц

Ночь… Как же Он любил ночь… И пусть осень уже вступила в свои права, но она была по-летнему тепла и нежна. Звезды на темном покрывале неба выткали свой затейливый узор, и даже городская иллюминация не могла затмить их свет…
Сребристый «Бентли» стрелой мчался по ночным улицам и проспектам, лишенных дневных пробок. Мужчина крепко сжимал руль, так что костяшки пальцев побелели, а нога все сильней и сильней давила на газ, как будто человек бежал от чего-то. Хотя, скорее всего, так и было… Он сбежал с очередного светского приема, домой ехать не хотелось, поэтому он колесил по Москве… А жена наверно уже дома… Говорят: браки заключаются на небесах… Ха-ха, и еще раз «Ха». Это уж точно не про него, и уж тем более не про его жену… Когда Он понял, что не любит ее, как впрочем, и она его, сказать трудно. Может быть сразу, а может немного позже, не в этом дело. А в том, что им так было удобно… Он всегда был частью ее жизни, задним фоном, предметом интерьера. И Она в этом совсем не виновата, он сам позволил ей так воспринимать его. Ну, а как же иначе, когда рядом женщина, к которой можно всегда вернуться и, сказав ничего не значащее «люблю», быть обласканным.
А потом снова пуститься в разгул, нисколько не заботясь о том, какую боль ты этим причиняешь. Дальше это становиться привычкой и с каждым годом тебя затягивает этот водоворот все сильнее и сильнее. Забываешь даже о том, что когда-то любил эту женщину… Хотя сейчас возникает резонный вопрос: а любил ли вообще? Да, неверно любил, или нет, скорее был по-мальчишечьи влюблен… Потом… Потом «все прошло как с белых яблонь дым»… Вот и ей надоело ждать его, и, тем не менее, чем больше он ей изменял, тем крепче хотела привязать к себе. Привязать как породистого кобеля, посадив на цепь в конуре с розовыми рюшечками и кружевами. И пусть, по большому счету Он ей давным-давно не нужен, но противное чувство собственности кричит «Мое!», хотя Он и ее-то никогда не был… А все потому, что на момент свадьбы так было удобно всем: Она получала то, чего так долго добивалась, то есть его, а Он – стабильность в делах и отношениях с родственниками… Вот так вот просто: сделка, в которой обе стороны прикрываются любовью. Это по началу забавно бить себя кулаком в грудь и твердить заученное «Я люблю тебя», потом движения становятся менее эмоциональными и в голосе проскальзывает фальшь, а затем и вовсе отделываешься усталым «угу» на вопрос «Любишь?»… Вот так… И ему уже вовсе не хочется ехать домой, и, в принципе, все равно ждет ли там Она или нет… Ей, впрочем, тоже уже все равно.… Тут никто не виноват, или виноваты оба, а может – Он один. И, по сути дела, женщина ему досталась замечательная. Но, скорее всего, что в небесной канцелярии напутали, и рядом с Ее именем стоит явно не Его…
Так, и что теперь делать? Плутать в этом лабиринте или бежать? Хотя ведь при всем желании убежать не удастся, здесь нужны кардинальные меры… Нда… Легко так говорить, да и советы тоже давать легко. А вот пойди, объясни жене, что Ему напрочь надоел этот маскарад. Тут же начнутся упреки, Она припомнит все Его грехи, начиная с детского сада, расскажет какой Он подлец и мерзавец… Как будто Он сам этого не знает! А, впрочем, никто и никогда в его окружении не гнушался того, что бы лишний раз напомнить Ему о провалах, что бы уколоть побольнее… Нет, это не жизнь в человеческом обществе, это – существование в террариуме, где что ни женщина, то очковая кобра, а мужики сплошь скорпионы. Но ведь Он тоже далеко не белый и пушистый, и тоже может впрыснуть свою порцию яда, но как же это надоело. Хочется чего-то простого и человеческого, но где его взять? Уж точно не здесь, где все в Нем видят ходячий банкомат или делового партнера… А как же душа? Да, кому она нужна, твоя душа? Жене? Родителям? Друзьям? Ха…
Все эти не веселые мысли болью отразились на красивом лице, а руки еще крепче сжали руль. Мужчина вдруг ощутил невероятную потребность в свежем воздухе… Где Он сейчас? Кажется, только что мелькнула вывеска станции метро «Тушино». Ну и занесло же Его, а еще пытается кого-то убедить, что не бежит… Угрюмая усмешка исказила лицо, придав ему какую-то обреченность. Затем Он несколько раз моргнул, отгоняя не прошеные мысли, и стал вглядываться в расцвеченные ночными огнями улицы. Теперь машина не летела, а медленно, шурша шинами, ползла по асфальту. Притормозив у обочины, мужчина опустил голову на руль и несколько раз глубоко вздохнул, не очень-то помогло… Вышел из машины, медленно и осторожно ступая по тротуару. Странно, и как он не заметил, что припарковался около парка? Отличное место, что бы подумать, еще раз, окончательно разобравшись в себе и в той ситуации, в которой оказался… Скорее автоматически, чем, заботясь о безопасности машины, включил сигнализацию и, задумчиво крутя ключи в руке, направился в парк…
Сколько он бродил по темным аллеям, кое-где освещенных слабым светом чудом уцелевших фонарей, неизвестно, но одна из них привели его к реке… Это что: случайность или реальная возможность одним махом решить все проблемы? Мужчина от такой перспективы пошатнулся, надо срочно присесть… Оглянулся… Где-то там, кажется, видна скамеечка. Черт, ну почему так темно? Он сделал несколько шагов, так, кажется, она занята. Повинуясь внутренней потребности в людском общении, пошел дальше. Действительно на скамейке сидела девушка, или молодая женщина, в темноте это трудно разобрать, зябко обхватив плечи и глядя на темные воды реки. Было достаточно темно, но Он почему-то точно знал, куда направлен ее взгляд. Немного помявшись, мужчина спросил внезапно осипшим голосом:
- Можно?
Она, даже не взглянув на него, не повернув головы, медленно кивнула. И он сел… Повисло молчание, но неловкости не было, а возникло такое ощущение, что они давно знали друг друга и им даже не надо говорить. Он сам не знал почему, но тоже уперся взглядом в темноту реки. На противоположном берегу были то ли доки, то ли пристань, но света там было много. И вот эти все фонари отсвечивались в воде, делая ее не страшной, а скорее маняще притягательной. И даже не в том смысле, что хочется погрузиться в этот цветной водоворот, а просто трудно было ему отвести взгляд от такого простого великолепия. Все мысли померкли и даже думать ни о чем не хотелось. По-прежнему молча, он зачарованно смотрел на этот неспешный поток, пока тихий голос не вывел его из транса:
- Правда затягивает? — вдруг спросила девушка, опять не поворачивая головы. Мужчине показалось даже, что у нее не в порядке с головой. Но следующие слова вытеснили эту мысль:
- Вы не подумайте, мне вовсе не хочется расставаться с жизнью. В ней есть очень много приятного, но и бывают такие ночи, вот как сегодня… У моей подруги день рожденье, меня пригласили, но вот для чего? Такое ощущение, что попала в курятник: парни как петухи, распушили хвосты и пытаться доказать свое превосходство путем унижения другого, а девчонки… А, впрочем, какая разница, когда ты, настоящий ты, мало кого интересуешь. Почему обязательно надо быть самым-самым, что бы тебя ценили, уважали и любили? Почему надо что-то завоевывать, строя из себя того, кем ты не являешься? Почему люди не любят за то, что ты — это ты и другого такого нет? И почему нужно терять, что бы понять, как дорого тебе было утраченное? Так много этих «почему» а где ответы? Может там… — девушка кивнула на воду — А может здесь? — и рука легла на грудь. — Но, увы, ответов нет… И обычные девушки будут из кожи вон лезть, что бы на них обратили внимания, совершенно не понимая, что нет на свете обычных людей, все, абсолютно все, уникальны. Наверно это только я так думаю, потому, что я со своей уникальностью никому не нужна, а красивые, успешные и богатые чихать хотели на эту «уникальность». – Девушка на секунду замолчала, а потом, резко повернувшись в его сторону, пробормотала. — Простите, я Вам тут наплела неизвестно что, не обращайте внимания, просто я редко общаюсь с людьми…
- Нет, что Вы… — мужчина внезапно стушевался.- Вы говорили вполне правильные вещи. Только можно я внесу маленькую поправку? Красивые, богатые и успешные тоже хотят, что бы их любили, но не за красоту, успешность и деньги, а за их, как Вы говорите, уникальность…
- Вот бы мне такого принца…- девушка хмыкнула, но мужчине даже показалось, что в темноте аллеи он увидел улыбку, скользнувшую по ее губам. – Только вот досада туфельку и бальное платье я оставила дома…
- Не беда…- Он ловко вскочил со скамейки и шутливо раскланявшись, произнес: — Разрешите представиться: Принц…
- Золушка. — Девушка, тоже встав, присела в книксене – Просто Золушка…
- Ну, а если серьезно,- мужчина улыбнулся самой искренней, за последние несколько лет, улыбкой,- то меня зовут…

31 У тебя пепел на губах…

Дым сигарет…
Кофе. Апельсиновый сок. Бокал мартини.
Затем снова дым сигарет…
Вино… и 2 рюмки водки… хорошо.
Мозг затуманен. Так легче! Можно пойти и прогуляться…
Поздний вечер. Холодно. Снег падает. Красиво! Фонари, заснеженные улицы и дороги. Я люблю зиму.
Какой-то парень меня преследует от самого дома. А к чёрту! Не страшно ни капельки! Доза алкоголя дает о себе знать.
Я иду… А куда? Хм-м-м-м…
Надо подумать. А к чёрту! Всё равно.
Моё тело приятно разогрето спиртным и я не спешу. Просто гуляю…
Я захожу в парк. Как же здесь красиво! Просто нет слов! И почему-то мало людей. Только парочка прогуливается возле ёлки.
Чёрт… Снова мысли об Андрее закрадываются в мозг. Нет! Нет! Прошу, уходите! Не хочу. Не хочу думать о нём!
Я сажусь на лавку возле ели, достаю пачку сигарет и закуриваю.
Я смотрю на падающий снег в свете фонарей и в этот момент понимаю, как мне одиноко, больно, пусто и тоскливо без него! Отчаянно я ломаю сигарету пальцами…
Холодно. Я начинаю замерзать…
Слёзы…не выдержала. Да, лучше здесь поплакать, чтоб никто не видел. Достаю другую сигарету… Она падает. Следующую… Пытаюсь подкурить… зажигалка не горит… газ кончился.
Вдруг чья-то рука сзади подкуривает мне спичками… Я затягиваюсь. "e;Спасибо! "e;- говорю в ответ.
Стоп, а кто же это?
Это тот парень, который следил за мной от самого дома.
Немножко страшно…
Он присел рядом со мной и улыбнулся.
Я удивлённо смотрела на него.
"e;У тебя пепел на губах!"e; — заметил он.
Я вытерла губы рукой.
"e;А вы вообще кто?"e; — поинтересовалась я.
"e;Я? Ангел!"e; — ответил он.
"e;Ага. Я тогда Мадонна!"e; — усмехнулась я.
"e;Смотри туда!"e; — он показал на небо, на котором огнём вдруг вспыхнуло моё имя.
Я ужаснулась!
Затем он расстегнул куртку, и я увидела два белых крыла.
Я смотрела на него, и слёзы покатились по моему лицу. Он обнял меня, и я ещё долго плакала, уткнувшись в его плечо.
Затем он поднял мою голову, вытер слёзы, взял за руку и сказал:
"e;Не говори ничего. Я всё знаю! Я чувствую твою боль и обиду и твоё желание быть с ним. Я всё знаю!
Послушай, если ты хочешь быть с ним, то борись! У тебя всё получится! Я знаю, что ты сильная!"e;
"e;Бороться? Но как? Я устала… Я не знаю как!!! Я не нужна ему!!! Он бросил меня! Как мне бороться? Мне больно и я так больше не могу. Я не знаю, что мне делать!"e;
Ангел встал, улыбнулся и сказал:
"e;Ты знаешь как. Верь! Смотри на небо!"e; — он указал рукой вверх.
На небе не было ничего, кроме одной луны.
Я повернулась, но Ангела уже не было! Испуганно я начала его искать, звать его. И в небе увидела золотой след и его силуэт. Я закричала: "e;Нет, Ангел не улетай! Пожалуйста, побудь ещё со мной"e;, — я упала на колени и в слезах прокричала, — "e;Пожалуйста, не оставляй меня! Прошу тебя!.."e;
Вдалеке я услышала тихий голос:
"e;Если я останусь с тобой, то ты опоздаешь к своему счастью!"e;
И я, сама не зная почему, побежала домой, быстрее и быстрее. Ноги не слушались, упала. Снег. Холод. Но я бежала. Я уже завернула во двор, когда увидела машину Андрея, в которую он садился. И крикнула: "e;Андрей!"e;. Он повернулся и улыбнулся точно так же, как Ангел. Так же нежно.
Андрей взял меня за руки и сказал:
"e;Привет! Я уже собирался уехать. Дома никого. Ты где была?"e;
Я лишь улыбнулась и сказала:
"e;У тебя пепел на губах!"e;…

 

 

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.