wpthemepostegraund

Счастливые истории 6ч.

21 Глаза цвета горького шоколада

Глаза цвета горького шоколада… Она увидела их, как только пришла в новую школу, как только вошла в вестибюль. Она столкнулась с ними, как Титаник с айсбергом. Но… эти глаза выражали только неприязнь к «какой-то новенькой». Да-да, это его слова, слова – обладателя этих прекрасных глаз. Смотря на неё, как смотрит молодая хозяйка на таракана, он произнес: «Ну вот, ещё одна какая-то новенькая». В старой бы школе она сказала бы ему все, что она о нем думает. Но сейчас она была не там, она была в новой школе. И тут свои порядки.
Она проводила его влюбленным взглядом. Это была любовь с первого взгляда. А дальше… А дальше был достаточно трудный в ее жизни период. Новая школа. У каждого здесь своя компания. А она как не пришей кобыле хвост. Но потом стали появляться и друзья, и новые школьные интересы. Потом появилась и лучшая подруга. Все стало налаживаться.
Только Он, именно Он, который сказал «какая-то новенькая» никак не реагировал на нее. Не замечал ее, как будто она не существовала вообще. Она страдала, сильно страдала. Она рыдала на плече у подруги и говорила: «Неужели он меня не любит! Он же смотрел сегодня на меня! Я не понимаю его! А как ты думаешь?» Подруга в ответ на это лишь пожимала плечами, она тоже не понимала его: его действия и его поведение.
И так проходила вся школьная жизнь. Были, правда и дни, о которых она вспоминала сейчас с улыбкой, с чувством счастья и любви. Например, последний день восьмого класса. Тогда Он целый день ходил за ней, улыбался, и в итоге они вместе сфотографировались. После фото он сказал ей: «мне было очень приятно». Она прыгала от счастья, она рыдала…
Был еще один прекрасный день в девятом классе. Это был последний день второй четверти. Дискотека. Актовый зал. Играла медленная музыка. Он подошел к ней со словами: «можно тебя пригласить на танец?» Она ответила ему улыбкой и легким кивком. Танец был прекрасен, хотя на самом деле они просто топтались на месте. Но это не важно. Важно другое. В конце танца был поцелуй. Самый настоящий поцелуй! После все этого она думала, что у них что-то будет. Это должно было быть. Но явно Он был просто слабохарактерным. Ничего не было, и от этого она страдала еще больше. Потом Он ушел, после девятого класса.
Сначала было тяжело, но время лечит. Становилось все легче и легче. Под конец одиннадцатого класса она почти забыла о нем.
… Звонок телефона заставил ее очнуться от воспоминаний. От воспоминаний школьной жизни и школьной любви.
- Ты что телефон вместо клада закопала? — спросила ее подруга.
- Да нет, просто думала, — у нее даже не было сил острить.
- О ком? – еще более ехидно спросила подруга.
- О Нем!
- О ком? О Юре?
- Нет, о Нем. О Сене, – пробормотал она, и слезы сдавили ее горло.
- О Сене?.. Да перестань ты. Уже прошло сто лет. Успокойся, – начала успокаивать её подруга.
- Не сто лет, а всего четыре года. А вдруг он все-таки любит только меня.
- М-А-Ш-А! Прошло четыре года. Это большой срок. Он мог уже жениться. Забудь про него. У тебя есть Юра.
- Юра есть… Но он не такой как Сеня…
- Совершенно верно. Он намного лучше. Я тебя очень прошу, перестань о нем думать! Вспомни девятый класс!
- Да… Ты права! Он не для меня! У меня есть Юра! Я люблю Юру! Только Юру, только его!
- Вот и умница! Ладно, я побежала, мне пора! Целую,- сказала подруга.
- Пока, — ответила она и положила трубку.
… Ночью ей снился сон. К ней пришел Он, Сеня, и сказал: «Зайди завтра в школу». Она никогда не верила снам, но в этот раз ноги сами понесли ее в школу, в школу, где она встретила Его. Войдя в вестибюль, она заплакала. Она вспомнила тот день, первый ее день в этой школе. Вдруг кто-то очень знакомым голосом сказал: «привет!» Она подняла глаза и увидела… Его, Сеню. Она не поверила своим глазам и от этого зарыдала еще сильнее. Тогда Сеня обнял ее за плечи и начал шептать на ушко.
- Ты самая лучшая… Ты самая красивая…- говорил он,- я тебя люблю…
Но она только заливалась слезами. Она не верила этим словам, она не верила сейчас ни во что. Она решила, что судьба опять решила сыграть с ней злую шутку. И только через час у Него дома, сидя на диване под пледом с чашкой горячего чая, она поняла, что никто не хотел играть с ней никакую шутку. Это была правда. Она нашла его, а главное он нашел ее.
Через неделю Он сделал её предложение. Это произошло поздним субботним вечером в ресторане. Он пригласил ее отметить их неожиданную встречу. Они сидели и пили вино, когда Он вдруг вскочил на ноги и встал на колени. Он достал из внутреннего кармана кольцо и сказал:
- Машенька! Ангел мой! Будь моей женой!..
В ответ на это она рассмеялась и ответила ему:
- Конечно!
… Прошло пять лет. Она стояла в «Рамсторе» и думала, какой галстук ему подарить: зеленый, голубой, красный с узором или желтый. И тут она увидела потрясающий галстук, галстук цвета горького шоколада. Как и его глаза. И тут она поняла, она могла больше не вспоминать те школьные дни. Дни, которые длились вот уже пять лет, были намного лучше, в несколько раз лучше тех, школьных.
- Мам, ты идешь? – кудрявая каштановая голова выглянула из-за стойки и улыбнулась. Его улыбкой.
- Иду, малыш, — сказала она и вместо галстука цвета его глаз, взяла красный с узором. Тот галстук ей был не нужен. Она видела этот цвет, цвет горького шоколада, теперь всегда. Она засыпала и просыпалась с ним. И она не хотела больше вспоминать о днях прожитых в слезах. Она была счастлива. У нее было все: любимый муж, любимая работа, а главное прекрасное создание с кудрявой каштановой головой…

22 Долгожданный ответ

- Наташа, скажи, ты любишь меня?.. Почему ты молчишь, не уже ли так трудно ответить? Просто да или нет.
- Ну, я не знаю, не спрашивай меня, я прошу…
Она опять ушла от ответа, убежала как всегда.
Мы познакомились в 9 классе. Вскоре я стал влюбляться в неё, а в 10 классе уже во всю ухаживал за ней. Она заводная, энергичная девчонка. Милая, нежная, приятная, хотя многие, глядя на неё, могут сказать, что в ней нет ничего красивого. Но они крупно ошибаются. Её красота заключается не в явных физических данных, а в чем-то сверхъестественном, она как будто очаровывала всех вокруг. Я всё любил в ней: её характер, улыбку, голо. От запаха её волос сходил сума. В 11 классе она откликнулась на мои знаки внимания. У нас завязались отношения, но они были какими то странными, в плане того, что она была и не была со мной. Она считала меня хорошим другом, но в то же время давала понять, что видит во мне парня. Многие в школе принимали нас за пару, и только друзья знали настоящую истину наших отношений. Они говорили мне, что она играет со мной, что я ей нужен только для развлечения в школе, к тому же у неё был парень. Я всё это понимал, но ничего не мог сделать, я чувствовал, что она не равнодушна ко мне. Это выражалось во многом: в её поведении ко мне, в том, как она иногда смотрела на меня. Я чувствовал её внимание. Когда после длительного отсутствия я приходил в школу, то она очень нежно меня встречала, уделяла много внимания, не отпускала ни на минуту. Правда, вскоре это проходило. Вот так мы и прожили 11-тый класс, я к ней она со мной, но в то же время и нет. Я много раз пытался завести с ней разговор о наших отношениях, но она всегда уклонялась от них. Тот раз был последним.
В конце 11-того класса мы сдавали сначала экзамены, чтобы выйти из школы, а потом и вступительные. Конечно же, виделись мы очень мало. А после того как поступили в институт только два раза. В институте – новая жизнь. Новые знакомые, новые друзья. Студенческая жизнь завлекла меня целиком. С Наташей мы даже перестали перезваниваться. Мне, почему-то не хотелось ей звонить, а она как всегда не сделает это первой.
Новый Год праздновать собирался со своими студенческими друзьями.
И вот 31 декабря. Новогодняя ночь была полна чудес и сюрпризов.
Пробило двенадцать, и посыпались поздравления, подарки, телефонные звонки, SMS. В моей компании было много смеха, счастья.
Я решил позвонить Наташе, все-таки Новый год:
- Алло, привет, с Новым Годом тебя, желаю тебе осуществления всех твоих желаний, много, много чудес в твоей жизни.
- Привет, тебя то же с Новым Годом, и всего тебя хорошего. Я рада, что ты позвонил, давно не слышала тебя.
- Я тоже очень рад тебя слышать, ты, конечно же, не дома.
- Да, но недалеко, на Люзикова.
- Вот здорово я то же на этой улице отмечаю, а ты в каком доме?
- 65-ом.
- А я в 63-тем, вы пойдете гулять?
- Да.
- Мы то же, может, встретимся.
- Было бы здорово, мне очень хочется тебя увидить, ой меня зовут, может быть до встречи.
- Пока.
Она так близко, но в то же время так далеко…
Наша весёлая компания не давала скучать, мы веселились от души, и каждый из нас был полон праздничного настроения. Посыпались тосты, шутки. Праздничный стол был полон всякими вкусностями, в спиртном не было не достатка. Звучала весёлая музыка, ёлка горела яркими огнями. Праздник был в разгаре.
Приблизительно через час после разговора с Наташей у меня завибрировал телефон, он наверно и звонил, но услышать его было невозможно, только почувствовать. На дисплее высвечивалось «Наташа». Если честно я был удивлён:
- Алло.
- Максим, ты сможешь исполнить одну мою просьбу?
- Конечно, что случилось? – мне показалось, что голос у неё был немного беспокойным.
- Сможешь сейчас подойти к 65-тому дому и забрать меня?
- Конечно, я буду через пять минут.
Всё это было очень странно, непонятно. Я быстро оделся, предварительно спросил Таню, хозяйку квартиры, где именно находится 65-тый дом, сказал ребятам, что скоро буду, и вышел. Нужный мне дом я нашёл быстро, когда подходил к подъезду, то увидел два силуэта. В одном я сразу узнал Наташу, вторая фигура явно была мужская. Как только я подошёл ближе, ко мне навстречу подбежала Натали, а из закрывавшейся двери послышалось:
- Ну и дура.
Я взглянул на неё, она была такой же красивой, все мои чувства хлынули наружу, мне так хотелось её обнять, поцеловать, сказать что-то нежное, но по её обиженное лицо меня остановило.
- Наташенька, что случилось, кто это был?
- Максим, пожалуйста, не спрашивай, отвези меня домой, хотя там и никого нет…
- Как домой? Сейчас же Новый Год. Нет, не знаю, что у тебя там произошло, но я не могу оставить тебя без праздника, пойдем к нам у нас там так весло, всё будет хорошо.
- Но я там никого не знаю.
- Ты знаешь меня, этого достаточно, а с остальными я тебя познакомлю, там все классные люди. Пойдем, я прошу.
- Хорошо, я согласна.
Я взял её за руку, и мы пошли по направлению к празднику. Я шёл рядом с ней и был очень рад этому.
Когда мы пришли, то многие удивились, что я среди ночи привел нового человека, но и как ожидалось, никто не был против такому гостю. Она сняла пальто, разулась – она всё так же стройна и грациозна. Я лучше разглядел её лицо, её глаза, её взгляд – который так любим мною. Я быстро познакомил Наташу с остальными, и она влилась в компанию. Это был лучшим подарком для меня на Новый Год. Мы много времени проводили рядом, болтали, танцевали. Ребята, как и ожидалось, стали уделять ей повышенное внимание. Но на моё удивление она мало реагировала на это, Наташа больше старалась быть со мной. Она сама была очень внимательна ко мне, хотя с ней это редко бывает.
В нашей очередной беседе, она рассказала, что с ней случилось. Она праздновала Новый Год вместе со своим парнем в компании из трёх пар. Вначале всё было хорошо. Вскоре пробили куранты, они поздравили друг друга с праздником и стали танцевать. Через некоторое время, её парень завёл Наташу в отдельную комнату и стал приставать, откровенно намекая на постель:
- Но мне абсолютно не хотелось заниматься с ним сексом, и я грубо отказала ему, он же сказал мне пару обидных слов, и, что мне лучше уйти. Я была ошарашена таким предложением, но не стала унижаться, и решила уйти. Только дома у меня никого, а дозвонится ни до кого, ни смогла, к тому же денег на такси нет. Тогда я вспомнила про тебя и решила позвонить, ты был моей последней надеждой.
Значит тот, кто стоял с ней, когда я подошел, был её парень. Знай, я всё это тогда, дал бы ему в рожу, но ничего время ещё будит.
Продолжая праздник, мы много выпили, и я перестал, кого-либо замечать кроме неё, она видимо то же. Не знаю, как, но вскоре мы оказались наедине. Комната была пуста и необычно освещена лунным светом. Мы стояли друг напротив друга и смотрели в глаза. Я чувствовал в её взгляде большое желание. Ещё секунда и я поцеловал её, она ответила мне, мы стали медленно снимать друг с друга одежду. Когда она осталась абсолютна нагой, я отошел. Боже, как она прекрасна, как красиво её тело, особенно в этом лунном свете, лучи нежно ласкали её стройное тело, скользя по лицу, падая на грудь. Она засмеялась и стала кружиться. Я подошел к ней и прижал её к себе. Наташа стояла спиной, и я чувствовал теплоту её тела. Я целовал её шею, её спину. Она повернулась. Я взял её на руки и положил на постель. Мы провели страстную и в то же время нежную ночь. Это была ночь любви, я чувствовал, что она полностью отдалась мне, без всякой не охоты. Нет, я знал, она хотела этого также сильно, как и я.
Не знаю, во сколько я проснулся, но Наташа уже не спала. Она лежала и смотрела на меня.
- С добрым утром, Максим.
- С добрым утром.
Я посмотрел на неё. В её взгляде было, что-то необычное, она как-то по-новому смотрела на меня.
- Это была великолепная ночь. Я рада, что провела её с тобой.
- Наташа, я лю…
- Цссссссс, я знаю, послушай, я сегодня кое-что осознала. Я не могла понять в школе люблю тебя или нет, хотя чувствовала к тебе большое влечение. Когда мы вышли из школы, и стали мало видеться, я почувствовала, что что-то потеряла. Мне было не по себе. Хотя не могла понять почему. Я никогда не была счастлива с парнями, наверно, по настоящему не любила их. А сейчас, сейчас не чувствую ни какого недостатка, я счастлива рядом с тобой. Я поняла, что в школе и после неё ты был мне нужен, не могу без тебя.
Да я люблю тебя, Максим, и хочу быть с тобой рядом.

23 Ангел-хранитель

Я быстро бежала по ступенькам, словно от кого- то убегала.… Но нет. Я бежала просто так. Бежала туда, где, по-моему, я была в полной безопасности. Туда, где никто никому не должен. Туда, где никто не знает друг друга и это никого не волнует. Туда, где можно просто «пялиться» на людей, и тебе никто и ничего не скажет. Я бежала в метро, как вы уже, наверное, успели догадаться. Здесь я чувствовала себя хорошо и спокойно.
Вот и сейчас, когда на улице идет сильный снег и сносит ветром шапки у прохожих, я бежала в «укрытие». Спустилась, сняла шапку, отряхнув ее от снега и устремилась быстрым шагом к эскалатору…
Да… кстати, забыла сказать, я всегда жду чуда.… От метро в особенности. Меня всегда захватывали эти душещипательные истории, как он посмотрел на нее, улыбнулся и она ему и они поняли, что это любовь… Сели в «кольцевой» поезд и катались до умопомрачения, и все смотрели и смотрели друг на друга… Мда… с одной стороны смешно это и все и в принципе не реально, а с другой стороны, я тоже так хочу. И каждый раз, спускаясь сюда я, думаю о романтике и о своей второй половинке, которая тоже решила сесть в этот вагон…
Вот и сейчас едя на эскалаторе, я думаю об этом снова. Я смотрюсь в зеркало, чтобы убедиться, что на лице моем полный порядок. Навстречу едут люди: мужчины, женщины, молодые люди и девушки. Кто-то смотрит на меня, а кто-то просто занят своими мыслями. А некоторые провожают меня взглядом, я это вижу, когда сама чуть-чуть поворачиваю голову. Мне приятно, это повышает мою самооценку. И я с видом «самой красивой и желанной», иду к вагону.
Черт, я не подумала, куда я поеду. Ну да ладно сяду в вагон, а потом решу. Зайдя вагон, подошла к карте и решила мысленно ткнуть пальцем на первую попавшуюся станцию.…Так…выбор пал на Третьяковскую. Ну да ладно, смирившись с выбором, нашла свободное место. Села. И так.…Огляделась: слева мужчина 40-50 лет читает газету, справа женщина, читающая журнал о комнатный растениях… так. Похоже, весь вагон это «сборище» бабушек и дедушек… Ну что ж, придется достать свой журнал и читать новый номер любимого «Космо». И снова никакой романтики. Эх… Обидно. Станция «Проспект Мира» — прозвучало сверху. Зашли люди. Я не видела кто и как, просто слышала. Статья интересная и поэтому глаза было лень оторвать.
Мне всегда было интересно как это, когда люди говорят, что «чувствуют на себе взгляд другого человека». Вот и я сейчас сижу и чувствую взгляд, который не скользит по мне, а просто направлен в одну точку, на мои глаза, которые внимательно бегут буквам статьи. Откуда это тепло? Тепло от взгляда. Такое бывает? Решила найти источник. Подняла глаза. И снова одни тетки с сумками, мужики с портфелями и… Он. Улыбается. В ответ ему — моя улыбка.
Мне всегда было интересно как это, когда люди говорят, что «чувствуют на себе взгляд другого человека». Вот и я сейчас сижу и чувствую взгляд, который не скользит по мне, а просто направлен в одну точку, на мои глаза, которые внимательно бегут буквам статьи. Откуда это тепло? Тепло от взгляда. Такое бывает? Решила найти источник. Подняла глаза. И снова одни тетки с сумками, мужики с портфелями и… Он. Улыбается. В ответ ему — моя улыбка.
Я остановилась.
- Куда мы!?
- Ты веришь в судьбу?
- На вопрос вопросом не отвечают…
- Ответь.
- Да верю, но куда ты меня ведешь, объясни!!!
- У нас мало времени, понимаешь?!
- НЕ. Понимаю, кричала я.
- Тсс! Не шуми. Я объясню тебе все позже.
- Еще лучше. Теперь я еще больше запуталась. Чувствую себя полной дурой…
Он снова схватил меня за руку, и мы снова пошли быстрым шагом в сторону дома, на котором висела вывеска «Кафетерий».
- Очень здорово, что ты привел меня попить кофейку, но неужели нужно было так бежать и спешить уже говорила я, сидя за столиком очень уютной кафешки.
Мы заказали по кофе. Ждем заказа. Молчим. Он смотрит в окно, нервно теребит салфетку.
- Сейчас ты скажешь мне, что случилось и вообще, ты так всегда знакомишься?
- Прости…Я даже не знаю, как тебя зовут.
- Маша…
- Красивое имя…
По моему мое имя не было таким уж красивым. Обычное имя. Маша. Машка. Машенька.…Ну да, в принципе красивое…
- Ты, наверное, хочешь узнать, зачем я привел тебя сюда и зачем мы так бежали?
- Ну да в принципе интересно, зачем и ради чего я сожгла столько калорий, пока бежала…
Он улыбнулся краешком губ.
- Я спас тебя.
- Что прости?
- Я спас тебя от беды.
- Какой?
- Смотри! И он, взяв пульт с барной стойки, включил телевизор. Новости. Диктор говорит, что произошел взрыв на станции метро Тургеневская. Окровавленные лица. Погибло 50 человек.
Озноб. Потом холод. Жар по спине. Мысли, что это все могло произойти со мной. Я могла стать одной из 50… если бы. Если бы не он.
Сидим молча. Все кафе смотрит в телевизор. Посетители судорожно набирают кнопки своих мобильных, чтобы узнать, все ли хорошо с их родственниками.
Мой телефон тоже ожил. Мама.
- Да, мам. Все в порядке. Жива. Здорова.
Он сидит и смотрит молча в окно. Пьет свой кофе. Он сосредоточен.
Я касаюсь его руки.
- Мить, как ты это все?
Он вздрагивает. Смотрит на меня. Но не отвечает.
Я пересела на его сторону. Целую его. Плачу. Шепчу слова благодарности.
Он нежно гладит меня по голове.
- Все будет хорошо… я сейчас подойду.
Встал. Одел пальто. Вышел. Я видела, как он шел. Уходил…
Я сижу и смотрю в окно. Ветра нет. Летят снежинки. Крупные хлопья. По радио песня «снег»… Сидела и пила уже пятую чашку кофе. Я думаю. Вот так всегда.…Хотела встретить любовь, а встретила ангела – хранителя. Сегодня будет бессонная ночь… и это не только из-за кофе!

24 Невозможной любви не бывает

Опять весна на белом свете,
И мы волнуемся, как дети,
И, задыхаясь от восторга,
Глядим на небо долго-долго…
И вслед за теми облаками
Мы землю покидаем с вами,
Мы улетаем вместе с ветром,
Чтоб раствориться в небе где-то,
И в счастье близкое поверить,
Любви распахивая двери…

Я так устала от одиночества. К нему невозможно привыкнуть. И пусть что угодно советуют умные книги и нравоучительные статьи, предлагая заняться своим развитием, карьерой, отвлечься от унылых будней, найти себя в чем-то другом, моя душа тоскует и тревожится о невозможности любви. От того, что время безжалостно проходит, а в моей жизни до сих пор не произошло ни самого главного события, ни самой важной встречи, ни самой настоящей любви.
Я смотрю в зеркало и с болью замечаю легкие штрихи изменений, которые накладывает на меня время. Да, я молодая и красивая, и все у меня еще впереди. Только почему же, почему же никак не наступит это «впереди»? Почему самые лучшие годы своей жизни я вынуждена тратить на тоску и печальное ожидание счастья?
Нет, я не схожу с ума от унылого ожидания. У меня насыщенная жизнь, я работаю и учусь, развиваюсь и расту. И в моей жизни почти нет времени для раздумий об одиночестве. Да и одиночества почти нет, потому что всюду люди, люди, люди… Нескончаемая вереница встреч и взаимоотношений в стремительном калейдоскопе жизни.
Но мне так хочется остановить это непрерывно несущееся колесо событий, чтобы рассмотреть, наконец, саму картинку. Насладиться необычностью цветовых сочетаний и причудливостью форм. И наполниться этим созерцанием, как наполняется смыслом каждое мгновение любви.
А впрочем, откуда мне знать, чем она наполняется. Моя любовь где-то задержалась. Почему-то особенно отчетливо это чувствуешь весной, когда на черных мокрых заборах переливаются солнечные лучи. Разомлевшие от весеннего тепла деревья нежно благоухают, тают лежащие вокруг рыхлые сугробы. Тяжелые капли, падающие с веток, протыкают их, как стрелы, и текут под ледяной коркой к главному своему ручью.
И душа замирает от восторга и трепетного ожидания чего-то. Ну, где же ты, мой любимый? Почему никак не можешь разглядеть меня в толпе? Сегодня я, как булгаковская Маргарита, быть может, возьму в руки букет ярких желтых цветов и выйду на улицу, чтобы найти тебя.
Хотя нет, не успею… Надо еще заскочить в деканат, потом в библиотеку, купить корм кошке, зайти к больной соседке бабушке Вере, сбегать в аптеку за лекарствами для мамы, а вечером обязательно заглянуть на свой любимый сайт.
Ах, если бы можно было выкроить хоть минутку, чтобы остановиться и посмотреть по сторонам! Может быть, я сама заметила бы его в толпе? И обязательно подошла бы. Я обязательно нашла бы предлог, я ведь умею фантазировать. Например, можно было бы спросить, где он купил такой красивый ананас.
Я вдруг ловлю себя на мысли, что давно смотрю на идущего впереди парня со спелым ананасом в сеточке, в которую обычно упаковывают фрукты и овощи в супермаркетах. Он тоже куда-то спешит. И я невольно ускоряю шаг, чтобы поближе рассмотреть его. Но мне видны только аккуратно подстриженный затылок и тонкая полосочка светло-серого шарфа, выглядывающего из-под воротника дубленки.
Еще прохладно, снег не сошел, и тротуары кажутся большими ледовыми катками, по которым надо идти осторожно, чтобы случайно не грохнуться прямо в снежное месиво на обочине. Но мы спешим. И нам некогда осторожничать. Я невольно проникаюсь чувством солидарности с этим совершенно незнакомым, но таким милым и похожим на меня случайным прохожим.
Я смотрю ему в спину и думаю, что он напоминает мне пингвина, торопливо переваливающегося с ноги на ногу, чтоб не поскользнуться, и улыбаюсь своим невольным ассоциациям. И думаю о весне и гололеде, и о том, что мне, быть может, так и не удастся рассмотреть его лица, потому что парень идет слишком быстро, и я не успеваю за ним.
И мне так весело чувствовать себя таинственной преследовательницей, с незнакомцем меня роднит чувство сопричастности и похожести, словно мы на какое-то время становимся близкими друзьями, спешащими на праздничный ужин с красивым сладким ананасом.
И вдруг торопливый ритм походки приостанавливается и резко, словно удар молнии, деформирует все последующие наши движения, преобразуя их в беспорядочный бег на месте, стремительное вращение конечностями и, наконец, звонкое падение на землю. Сетка летит за недосягаемые пределы видимости, серый шарфик небрежно расползается по плечам, а мы волей случая сталкиваемся чуть ли не лбами в самом эпицентре «ледового стадиона».
«А он симпатичный», — мелькает в моей чудом уцелевшей голове. И я, неспособная в этот момент ни говорить, ни думать, только улыбаюсь глупой защитной улыбкой, пытаясь скрасить ею неловкость положения.
Но парень ничуть, казалось, не расстроенный происшествием, весело подхватывает меня под руки, и мы пытаемся встать. Ушибленное тело слушается плохо, ноги разъезжаются, раздаются громкие восклицания любопытных прохожих, и мы повторяем пируэт в менее травмирующем варианте под дружный хохот. Нам так весело и хорошо, что мы не против навеки приморозиться к ледяному тротуару, сидим и смеемся над своей неуклюжестью.
Так мы познакомились… Неожиданно и весело, как будто зацепились вместе за яркую совместно нарисованную картинку в безостановочном калейдоскопе жизни и залюбовались ею от всей души. И с тех пор ананасы стали самым любимым нашим лакомством, которые мы будем много лет совместно поедать с улыбкой на устах.
Без любви человек – ничто. Но если он не позволяет себе улыбаться, потому что слишком озабочен ее поисками, то и жизнь превращается в сплошной бег по замкнутому кругу, и любовь ускользает или морочит голову и разбивает сердце. Ей нет места там, где господствуют навязчивые идеи. И где застилают глаза неумолимые видения придуманных образов.
Ведь если быть таким озабоченным, то можно совсем ее не заметить, когда она будет проходить рядом. Как правило, любовь приходит невзначай, тогда, когда ее совсем не ждешь. Просто надо верить в нее, как в чудо. И привыкнуть к тому, что чудеса случаются на каждом шагу, если ты доверишься им всей душой.

25 Дождь и мы

Не торопись, пока ты не поймешь,
Что я одна, и нет меня дороже…
Когда ты сто кругов судьбы пройдешь,
А на сто первый без меня не сможешь.
Когда тебя разбудит ночью страх,
Что можешь ты на век меня лишиться…

Тишину квартиры нарушил звон будильника. Из-под одеяла высунулась рука, что бы остановить этот шум. Нет, это не будильник… Звук становился все громче и громче. Она уже начала понимать, что это звонит мобильный и быстрыми движениями (насколько они могут быть быстрыми у человека, который практически спит) стала шарить по тумбочке.
- Алло? – пробормотала Она сонным голосом в трубку.
- Здравствуй! Как твои дела?
Молчание… — Мне вдруг до невозможного захотелось услышать твой голос, он у тебя с хрипотцой, когда ты только просыпаешься. Прости, не удержался.
- Это все, что ты хотел мне сказать?
- За окном идет дождь…
- Это все?
Пауза…
- Да.
- Тогда до свиданья, а точнее прощай. И чтобы у тебя не возникало больше такого желания, будить меня ночью, я запишу свой голос на диктофон и вышлю тебе по почте.
Она нажала на кнопку "e;отмена"e; и откинулась на подушку. Да теперь ей не уснуть. Зачем Он позвонил? И сердечко, как предатель вдруг сразу напомнило о себе, когда казалось, что оно уже просто выполняет функции, которые были заложены ему изначально – перегонять кровь. Тук. Тишина… Тук-тук. И снова тишина… Тук-тук-тук.
Нет, это не выносимо. Она встала с постели и побрела на кухню, чтобы налить себе зеленый чай, он всегда ее успокаивал.
Она поставила чайник на плиту и стала ждать, когда он закипит. Ее взгляд упал на окно. Дождь…
Капельки сильней застучали по стеклу, и в них звучал до боли знакомый, до боли родной и любимый голос: "e;Когда будет идти дождь, знай, я всегда буду вспоминать о тебе, сколько бы километров или лет нас не разделяли…"e; Да это было давно, кажется в другой жизни.
Она прижалась к холодному стеклу, как будто оно могло охладить ее сердце, вычеркнуть из жизни те воспоминания.
Чайник закипел… А она все стояла у окна, смотря вдаль, где были дождь и ее счастье. Если бы не было барьера, капельки дождя на стекле и слезы на ее лице стали бы единым целым. Наконец, Она оторвалась от стекла и отвернулась от окна. Выключив чайник, она направилась в комнату. Последний принятый звонок. Кнопка вызова. Гудок. Еще гудок. Три. Четыре…
- Алло?! – ответил мужской голос.
- Ты знаешь, а на улице дождь.
- Я не могу жить без тебя…
- А я без тебя и дождя.
- И дождя…

26 Подарить время

Десять минут. Он всегда был пунктуален — не опоздает и сейчас. Лучшее платье уже соблазнительно обтягивает тело, кварцевая змейка удобно устроилась на шее, туши — побольше, помады — поменьше, все как он любит. Она смотрит на маленькое бриллиантовое колечко на пальце, снимает его и закрывает глаза…
Девять минут. Три месяца назад, когда они гуляли по парку, пошел дождь. Она смеялась, подставляя лицо под крупные капли, а он целовал ей руки и говорил, что каждая капелька на ее пальцах превратится в бриллиант. На следующий день он подарил ей кольцо, а она смеялась и спрашивала, где остальные десять тысяч капелек…
Восемь минут. Шторы опущены, горят свечи, так же, как в ту ночь — два хрупких мерцающих отблеска на стене. Тогда она пришла с мороза, замерзшая, слегка взволнованная, и в комнате, где на стене два мерцающих огонька исполняли причудливый танец, как-то сразу стало тепло и спокойно. Шампанское, которое он разливал по бокалам, пригодилось лишь после. В ту зиму по ночам ей больше не было холодно…
Семь минут. Пушистый кот мягко вспрыгнул ей на колени. Единственный хранитель ее тайн и переживаний — и ласково замурлыкал: «Ир-ра, Ир-ра». «Это единственный в мире кот, который мне нравится, — говорил он, глядя на Любимца, — и лишь на одного котенка в мире у меня нет аллергии», — добавлял он, переводя взгляд на нее. «Аллергия на шерсть всех пушистиков». Поэтому на столике в прихожей всегда лежали таблетки от этой злосчастной аллергии и стакан воды.
Шесть минут. «Аллергия…» он всегда говорил, что эти таблетки не очень хорошо на него действуют, но все равно пил — чтобы быть рядом с ней… как не хочется открывать глаза. Какими тяжелыми стали веки… Еще шесть минут.
Пять минут. Секундная стрелка часов двигается медленно, звук напоминает перезвон колоколов в старой церквушке, в которую они зашли по пути. Тогда он сказал, что ей будет очень к лицу подвенечное платье, а у нее сладко защемило сердце от этих слов. Какая-то старушка показывала им иконы, называла имена святых и приговаривала: «Бог дарит счастье тем, кто любит…»
Четыре минуты. На столе — бутылка шампанского. На ее этикетке ровным округлым почерком написано: «Иринушка, пусть через год это шампанское напомнит нам вкус нашего лета». Уже через месяц после того, как была сделана эта надпись, после какой-то вечеринки, она, пьяная то ли от вина, то ли от счастья, шла босиком по лесной тропинке и кричала: «Береза, я люблю Андрея!..», «Птица, спой другую песню, спой о том, как я люблю…» А он шел следом, с ее босоножками в руках, счастливый и серьезный…
Три минуты. Там же на столе, прислонившись к хрустальному бокалу, лежит листок бумаги, исписанный тем же ровным почерком: «Прости… Мне было хорошо с тобой… В моей жизни появилась… Приду в наш день…» Попрощаться. Приходи.
Две минуты. Странно, но она даже не догадывалась ни о чем до этого письма. Он не переставал быть нежным и заботливым, приходил реже, но встречи были как теплые праздники, но — только днем. «Ты всегда говорил, что я эгоистка. Это правда, милый. И поэтому я не могу тебя отпустить. Ты подарил мне много счастья — целый год — спасибо тебе за это, но — ты не уйдешь. Мы уйдем вместе». Боже, как тяжело двинуть рукой. Кот внимательно посмотрел на нее, спрыгнул на пол и затаился под креслом, не выпуская ее из виду. Сладкая нега сна накатывала и обволакивала, мысли превращались в облака…
Одна минута. Открылась входная дверь.
- Иринушка, здравствуй! — голос спокойный, слова знакомые, — ты купила новые таблетки? Чудные какие-то. Что, фармацевты нашли новый способ защиты от пушистых стрел? Фу, горечь какая!
Шаги. Его шаги. В дверях он остановился, в комнате мерцали свечи, из-под кресла светились два глаза.
- Что, Любимец, спит твоя хозяйка? Ничего. Я не надолго.
Навсегда.
- Иринушка, я оставил ключи в прихожей. Ты… ты прости меня… Ирочка, что с тобой? Ира! Я вызову «скорую»!..
Ира открыла глаза и заставила себя улыбнуться:
- Подожди, милый, не надо. Сядь со мной. Я хочу подарить тебе… Помнишь, ты говорил, что больше всего на свете ты хотел бы, чтобы этот год повторился? Я дарю тебе его. Я уместила для тебя этот самый прекрасный год в моей жизни в десять минут.
Она закрыла глаза, ее ладонь разжалась, из нее выпало колечко и покатилось прямо под кресло. Любимец прижал его лапкой к ковру, потом слегка подтолкнул, потом снова прижал… Через десять минут ему стало скучно, он сел посреди комнаты и стал смотреть на двух самых дорогих для него существ, которые неподвижно сидели на диване, так нежно взявшись за руки.

 

 

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.