wpthemepostegraund

Счастливые истории 1ч.

1  Кофе с помидорами

Ксюша сидела в кафе и раздраженно пила невкусный горький кофе. Рядом на столике стоял пузатый стакан с нетронутым томатным соком. Он на очереди. Больше всего на свете Ксюша ненавидела кофе и помидоры, как, бывает, маленькие дети ненавидят жареный лук или вареную капусту. Но из всего многообразия выбора в меню, она не глядя заказала именно ненавистные напитки. Это изощренное наказание Ксюша придумала себе сама и пользовалась им в крайних случаях, когда четко понимала: она виновата, очень виновата и нет ей прощения, и исправить уже ничего нельзя. Но люди за соседними столиками даже и не догадывались, что на их глазах происходит настоящее самоистязание.
Сегодня Ксюша, наконец, осознала, что они с Максом действительно расстались.
Две недели назад во время очередной профилактической ссоры на тему «Что, так трудно поговорить с моей мамой нормальным тоном?» или «Ну, и где ты был в ночь с восьмого на девятое, в глаза смотреть!» она упражнялась в собственном остроумии и риторическом мастерстве, грамотно выстраивая обвинения и виртуозно отбивая его подачи-оправдания. Тогда Ксюша с удовольствием слушала сама себя, распаляясь от удачности подобранных аргументов и доходчивости собственных слов и удивляясь правильности выводов, которые следовали из ее пламенной речи: Максим – нечуткий, грубый зверюга, не замечающий рядом с собой нежное и хрупкое создание (ее — Ксюшу), мечтающее о ежедневных букетиках полевых цветов (почему сразу одуванчики?), о влюбленно-восхищенных возгласах при каждом взгляде на нее (даже когда она в бигудях и с зубной щеткой во рту), о признаниях в любви разноцветными мелками на асфальте под ее окнами (в каждой строчке только точки после буквы «л»…), о комплиментах и подарках при подружках (чтоб они всё слышали, всё видели и умерли от зависти), о ночных прогулках под луной (да, не оригинально, зато романтично). И вот на пределе своего возмущения, когда Ксюша стала незаметно для себя переходить на крик, Максим, сволочь такая, просто взял и ушел, и не дослушал, и не возразил, и не оправдался, и даже дверью не хлопнул (вежливый какой!), а у нее был еще один главный выговор, «козырь в рукаве», которым она хотела так шикарно закончить ссору: вчера было уже 2 года и 30 дней как они вместе, а если перевести это просто в месяцы – то будет ровно 25 месяцев — как будто серебрянная или какая там свадьба, «да-да, с тобой, Макс, месяц за год проходит, никаких нервов не хватит…» – а он забыл, а может даже и не знал, он по месяцам не считает. А потом можно было уйти в спальню, и смачно хлопнуть дверью, и броситься на кровать, и сладко наплакаться в плюшевый живот игрушечного медведя с оторванным ухом, громко всхлипывая и по-детски икая, и изо всех сил жалеть себя, и с полным правом ждать, когда Максим придет замаливать свои «грехи».
А он просто ушел… Растерянная Ксюша так и стояла посреди прихожей в его старой клечатой рубашке и теплых вязаных носочках – не бежать же за ним на лестничную клетку в таком виде – переполненная эмоциями и обидами и недоумевающая: как он посмел?
Это ассорти чувств сильно задело Ксюшу и напомнило что-то задвинутое в уголок сердца, что-то пережитое и отплаканное, но не забытое… Ну, конечно! Празднование восьмого марта в пятом классе, когда мальчишки по невнимательности не внесли ее в список девочек, которым нужно купить подарок, и она — одна из всех — осталась без фарфоровой балеринки с непропорционально длинными ногами. Конечно, осознав что случилось, красные от смущения мальчики стали заметно суетиться, исправлять свою ошибку и, в конце концов, подарили Ксюше не только пластмассовую заколку с собачкой, но и шикарный букет из пяти роз в красивой целофановой упаковке. Казалось бы, при наличии таких богатых подарков и неиссякаемого потока внимания виноватых ребят праздник можно было бы реабилитировать, но, во-первых, заколка с собачкой – это просто детский сад какой-то, а ей уже двенадцать лет, во-вторых, цветы эти – Ксюша сама видела – сегодня утром подарили их классной руководительнице ее бывшие ученики (откуда у пятиклашек деньги на розы?), а в-третьих, в-самых-главных, эта обида была настолько яркой, оглушительной и унизительной для Ксюши, что никакие подарки не смогли сгладить ее последствий. После уроков она навзрыд наплакалась в школьном туалете, до крови кусая губы и тихонечко поскуливая: «Ну как они могли? Ну за что? Ну почему я?» Надо же, больше 10 лет прошло, а та детская обида, покрытая плесенью времени, до сих пор помнится…
Два дня она гордо выдерживала характер: ждала, пока Макс одумается. На каждый телефонный звонок Ксюша отвечала нарочито задорным «Алло!?» с подтекстом: «Мне так весело, так весело…» и готовым отредактированным текстом дальнейшего разговора: "e;Ах, это ты? Не ожидала (саркастически)… У меня все хорошо (чтоб было похоже на правду) … Простить? За что? (с издевкой)… Ну, знаешь, раньше надо было думать (устало)… Не надо приходить, я не хочу с тобой разговаривать (замучено)… Не знаю, сколько мне нужно времени (что пристал?)… Извини, я спешу, меня ждут (нетерпеливо)… Какая разница кто (раздраженно и загадочно)… Пока! (беззаботно)"e; Этот механизм в разных его вариациях практически всегда срабатывал безотказно, но телефон молчал.
Тогда, наплевав на гордость, она выдумала срочный повод и позвонила сама. Надменным тоном поинтересовалась, как он себя чувствует. Вопрос был риторический с саркастической издевкой. Ответ подразумевал громкие всхрипывания и грустные многозначительные вздохи, означавшие осознанную невозможность жить без нее. «Нормально, — буднично проворчал Макс, — отвыкаю». Ксюшу бросило в жар. Она места себе не находит, она позвонила первая, дураку ж понятно, что повод выдуманный, она можно сказать сделала первый шаг, а он… Не воспользовался! Ах так! Ну ничего, дорогой. Удачи тебе с отвыканием. Никуда ты от меня не денешься, ни-ку-да! «Я рада за тебя, — безразличным тоном проговорила Ксюша, — ну ладно, я спешу. Пока!» — и, не дождавшись ответа, бросила трубку.
Никуда она не спешила. Во время ссор с Максом у нее освобождалась куча свободного времени. Даже странно, такая востребованная, вечно занятая, необходимая всем и всегда, Ксюша оказывалась никому не нужной и начинала сама ожесточенно названивать друзьям, особенно парням, особенно тем, к кому Максим обычно мучительно ревновал. Она предлагала встретиться, да, прямо сейчас, сходить в кино, ведь сто лет не виделись, нет, Макс не будет возражать. «Что, поссорились?» — с понимаем спрашивали друзья и редко соглашались, а чаще, ссылаясь на занятость, извинялись и предлагали в другой раз. Но в этот раз Ксюше не хотелось никому звонить.
Странно, ей казалось, что это обычная ссора, ну может чуть серьезней чем всегда. Она была на сто процентов уверена в своей власти над ним. Но через неделю безрезультатного ожидания Ксюше впервые пришла в голову нелепая мысль: а вдруг он больше не вернется?
Через десять дней Ксюша по-настоящему испугалась. Вся она превратилась в ожидание звонка. Как молодая неопытная мамаша боится на минуту оставить свое новорожденное чадо, так и Ксюша всюду таскала с собой мобильный, каждые пять минут проверяя дисплей на предмет пропущенных звонков, хотя звук и вибрация аппарата были установлены на максимум. Включая воду в ванной, ей постоянно слышалось треньканье телефона в прихожей, и она, едва обмотавшись полотенцем, летела через всю квартиру к спасительным звукам, пугая преданного кота Мотика, ненавидевшего закрытые двери и всегда усаживавшегося ждать хозяйку под дверями санузла. И каждый раз телефон не оправдывал ее надежд: он либо молчал, либо отвечал голосами подружек, с которыми у нее не было желания разговаривать. И она понуро возвращалась в ванну, громко хлопала дверью, перед которой напуганный Мотик тут же занимал свой пост. А Ксюша подставляла лицо теплым ниточкам душа, нежно стирающим соленую влагу с глаз, и долго неподвижно так стояла, стараясь не смотреть на мужские парфюмы и кремы для и после бритья, обречённо дожидающиеся на полочке своего хозяина.
У нее появилось два новых ежедневных ритуала: надрывный плач в ванной по вечерам и утренние чайные размышления на тему: «Что же произошло?» В этих своих внутренних размышлениях Ксюша пошла на компромисс и допускала невозможное: она не такое уж сокровище. Она пользовалась своей властью над ним… Она умела получать все, что хотела… Она часто провоцировала ссоры, ругалась с Максимом по мелочам… Но ведь эти непродолжительные конфликты были просто эмоциональной разрядкой, выплеском отрицательных ощущений. Ксюша думала, что они уже привыкли к этим безболезненным ссорам, они были необходимы им обоим: им НРАВИЛОСЬ соревноваться в риторическом искусстве и остроумном словоизвержении. Неужели это не так? Неужели она ошибалась?
А сегодня она его увидела. Из окна маршрутки, в которой ехала домой после работы. Макс стоял на остановке с какой-то девушкой и СМЕЯЛСЯ. Смеялся по-настоящему. Уж она-то могла отличить его вежливый смех от искреннего. Так вот в чем дело. Это самое ужасное, что могло случиться с Ксюшей. Ладно уж, расстались, но хотя бы пострадал бы для приличия пару недель. Невероятная злость в паре с опустошенностью и жалостью к себе накрыли Ксюшу с головой, она пропустила нужную остановку и доехала до конечной. Короткие уничижающие мысли засуетились в голове и отчаянно застучали в виски. Она неудачница. Она никому не нужна. Она это заслужила. Она его потеряла. Она сама виновата. Она это заслужила. У него есть другая и ему с ней весело. У него есть другая и ему с ней весело. У него есть другая и ему с ней весело…
Ксюша залпом допила томатный сок и вышла из кафе. Теплый июньский вечер ласково обнял ее. В такой вечер хочется просто гулять по городу и верить, что все будет хорошо. Но ее собственное наказание уже вступило в силу. Оно стало действовать в тот момент, когда она увидела, как заливисто смеялся Макс. Сегодня она все будет делать назло себе. Ей хочется гулять? — значит, она пойдет домой.
Войдя в квартиру, Ксюша рассеянно погладила счастливого Мотика, единственное существо, которое никогда не бросит и не предаст, и цель жизни которого – дождаться ее с работы. Хотелось есть. Она бы с удовольствием нарушила свою диету: никакой трапезы после шести вечера, но не стала, потому что знала: теперь вся еда будет иметь привкус помидоров, а все напитки – запах кофе. Хватит на сегодня продуктовых истязаний.
Она вяло переоделась в старую фланелевую пижаму Макса, которую он ни разу не одел с тех пор, как узнал, что у Ксюши аллергия на фланель, и легла спать. Ксюша знала, что не сможет уснуть: на часах еще и девяти нет, а она раньше часа никогда не ложилась. Она не сможет уснуть и будет мучить себя мыслями о нем. Ничего, она заслужила!
"e;Если он придет, я брошусь ему на шею, зацелую и прошепчу: «Только молчи, малыш, я все знаю». И прижму к себе, и сладко зароюсь в его ладони и буду просто стоять и вдыхать его запах, самый родной, любимый и естественный запах на свете. А он поцелует меня в макушку, таким нежно-отцовским поцелуем, от которого я каждый раз схожу с ума. Ну почему я никогда не говорила ему об этом? Никогда не рассказывала, как я молю о том, чтоб не отпускал, когда он меня обнимает, чтоб не останавливался, когда целует…Если бы он пришел… Я бы все-все ему рассказала. Я бы несколько часов говорила ему то, что может уместиться в одну фразу: «Я без тебя не могу» А он бы вытирал мне слезы и… "e;
Раздался звонок в дверь. «Никого нет дома, — пробормотала Ксюша, отвернулась к стене и накрылась теплым пуховым одеялом (еще одно истязание – на улице 20 градусов тепла). Кто-то за дверью продолжал настойчиво звонить. Ксюша вытерла мокрое от слез лицо фланелевыми рукавами, окончательно размазав косметику, влезла в Максовы любимые плюшевые тапки и, наспех пригладив волосы, уныло побрела в прихожую. Не глядя в глазок, распахнула дверь с готовым приветствием: «Нет, мне не нужна картошка…»
На пороге стоял Макс с букетом ромашек.
- Прости меня, Ксюш.
«О чем я там думала?» — вспоминала она мысли двухминутной давности, — «Что-то я собиралась ему сказать, если он придет, а, ну да!», — И неожиданно для себя циничным тоном, приправленным издевкой, загундосила:
- Та-ак, а две недели ты, парализованный, лежал в коме, да? Ни позвонить, ни придти нельзя было, да? Или времени не было, развлекался со своей новой пассией? Хохотун остановочный! Ну что ты встал на пороге, соседей веселить нашей руганью? Ты даже не представля…
- Ксюш, это моя пижама и тапки мои.
- Я знаю, малыш…- на секунду сбилась с заданного тона Ксюша, но тут же исправилась, — Ну что ты опять меня перебиваешь!? Что за вечная привычка: меня перебивать! Подружку свою с остановки перебивать будешь, а я …
- Господи, как я соскучился! Но выглядишь ужасно, Ксюш! Тушь эта твоя размазалась. А я сегодня целый день смеюсь: решил, что вечером мириться пойду, вот и ходил веселый весь день. Катьку на остановке встретил, помнишь, одноклассницу, я же тебе рассказывал, помнишь? Мотька, отвали… — бормотал Макс, отпихивая обезумевшего от счастья и недостатка внимания кота и одновременно стаскивая с плачущей от счастья Ксюши свою старую фланелевую пижаму…
ОСА

2 Дорога к принцу

А началось все холодным, грустным ноябрем, в сети не было никого знакомых, и она решила найти нового собеседника. Игорь… он сразу поддержал игру, назвал её фея.
Забавно! Долго общались, и он не знал её настоящего имени. Её еще больше заводила эта таинственность! Говорили абсолютно обо всем — мечты мешались с реальностью, виртуальный секс был просто потрясающим, и однажды она поняла, что, наверное, хотела бы встретиться с этим мужчиной реально. Хотя раньше себе этого не позволяла.
Прошел бурный Новый год. Потом отпуск. Она просто изнывала без общения с ним, не выдерживала, прибегала на работу, просто перекинуться парой фраз со своим принцем! Их отношения не были омрачены обычными земными проблемами, все было как в настоящей сказке! Месяц, еще месяц переписки — она уже многое знала о нем, он все знал о ней.
Она уже 2 года была одна, вернее не одна, была чудная дочурка рядом, но мужчины не было, и она привыкла думать о нем, как о своей тайне. Вокруг постоянно было много мужчин, но теперь был и принц! А когда он сказал однажды ей про щекоточки в душе — она просто расплакалась! И только теперь поняла, как она одинока… Ей так хотелось хоть на минутку прижаться к нему, ощутить реальность своего виртуального принца! Все чаще в их разговоре стали мелькать мысли о встрече. «Вот растает снег… и тогда…».
По логике вещей и элементарному этикету он должен был первый ехать к ней. Но что-то пугало её, останавливало от открытого приглашения. В общем, в середине апреля, изучив карту автодорог России, она отправилась в путь. Дорога предстояла дальняя: из Зауралья в Сибирь, в его далекий город. Он сказал, что и у них снег почти растаял. Хм…
Она почти не спала в последние дни: волнение давало о себе знать, нужно было сделать много важных дел, основательно подготовиться к дороге, подготовить машину, и себя, конечно! Столько лет не ходить на свидание, и теперь ехать за тридевять земель, в тридесятое царство к своему принцу! Эти мысли вызывали легкую улыбку… о том, что же будет потом — даже не задумывалась, вернее, не хотела думать, боясь, что просто струсит, и никуда не поедет! А так хотелось!
Все, на утро назначен старт… отпуск за свой счет, благословение родителей, прощание с дочуркой — много кофе в дорогу… Всё, едет! Любимая музыка, весеннее солнце, хорошая дорога, настроение прекрасное! Фантазия рисует невероятные картинки, от которых щеки заливаются румянцем, тихонько хихикает, мурлычет песенки под нос…и незаметно для себя ускоряется! Останавливаясь на дозаправку — звонит родителям, сказать, что все хорошо, выслушивает наставления отца насчет машины — и дальше в путь. Решила нигде не ночевать — уснуть все равно не уснет, зато быстрее долетит к своему принцу. Мелькали села, дорога радовала, вот наконец-то и Омск — почти 600 километров позади! Да, с непривычки устала. Поспать несколько часов все же надо и дальше, теперь до Новосибирска! Отмечая по карте маршрут, думала, вот еще на 300 километров ближе и тихонько улыбалась своим мыслям…
Судя по карте осталось километров 100.… Ух, как она заволновалась! Но отступать уже поздно, полторы тысячи верст за спиной! Остановилась, размялась, усталости как будто и нет, поправила макияж, выпила кофе…и решила позвонить принцу! Вот это был сюрприз! Конечно, она сглупила, ни разу не позвонив за всю дорогу — он искренне переживал за нее, зато это был настоящий подарок для него! Договорились, что он встретит её на въезде в город. Задрожали руки, дыхание участилось. Как она боялась не понравиться ему! Аккуратно припарковавшись, просто вцепилась в руль, боясь выходить из машины.
Как-то неожиданно стало пасмурно. Весенний день вдруг стал на глазах превращаться в глубокую, хмурую осень. Хотя это и не удивительно, для ранней весны. В мыслях она уже была там, с ним. Поэтому и машинку свою бессознательно разгоняла…. Вдруг машина, двигавшаяся впереди, резко начала тормозить, от скорости её развернуло. Она тоже резко топнула по тормозам. Визг, оглушительный визг тормозов!!! Он просто ворвался в мозг, в её мысли!!! Чтобы избежать столкновения с остановившейся машиной резко выворачивает руль влево. По инерции машину сносит с дороги, она просто вгрызается в весеннюю грязь. Комки грязи, словно брызги, тяжелым ударом падают на лобовое стекло, разбивая его. Она услышала где-то голос доченьки, и посреди грязи увидела розы…
Тишина, какая-то странная, давящая тишина. Она пугает, неизвестностью, тяжелым ожиданием.… И вот в этой звенящей тишине она услышала стук.
…Он подошел, тихонько побарабанил пальцами по стеклу. Она вздрогнула от неожиданности — поняла, что просто уснула, и видела кошмар! Она взглянула на него — милая, добрая, спокойная улыбка! Он открыл дверцу, взял её за руку, вывел из машины, заглянул в глаза, и тихо сказал: здравствуй, фея!
Как все-таки забавно! Стоит перед ней человек — внешне совершенно незнакомый. Незнакомые черточки лица, незнакомый аромат дорогого парфюма, незнакомые интонации голоса. Но при этом она знает, что он гладит рубашки себе сам, что в сексе предпочитает «не совсем» раздетых женщин…Видимо, в этом и есть все прелести знакомства в сети!
Минутное замешательство, словно привыкание друг к другу — она заворожено смотрит в его глаза, дрожь от испуга и неуверенности постепенно проходит, она просто растворяется в нежности его взгляда. Потом понимает, что то, к чему долго стремилась — наконец-то случилось! Вот он, её виртуально-нереальный принц! -Как добралась?
-Спасибо, все отлично!
И еще несколько фраз ни о чем… она понимала, что устала и голодна, но признаться в этом не могла, он не знал, что предложить ей — поехать сразу к нему или остановиться в гостинице? Ведь и он её не знал, боялся обидеть любым из этих предложений! Он первый нашелся:
-Давай, я сяду за руль, покажу тебе город, и заодно где-нибудь пообедаем?
-Давай, мне будет очень приятно!
Город оказался очень красивым, каким-то молодым в этих весенних лучах, даже редкие лужи вовсе не портили его привлекательности! Он интересно рассказывал о городе, его шутки помогли ей стряхнуть с себя дорожную усталость, и она начала потихоньку убеждаться, что принц — реальный!
Вот его любимое кафе, здесь они и покушают! Кажется, стон её голодного желудка просто заглушал её собственный голос! За обедом — бокал легкого вина окончательно расслабил её, и она сама предложила показать (если возможно!) его гнездышко! Он, конечно, согласился, обрадовавшись, что и фея не оказалась, чопорной, зажатой девицей.
Здесь его дом, именно здесь жил её принц. Говорят, что вещи в доме очень многое могут рассказать о его хозяине — даже на первый взгляд, он показался ей человеком очень пунктуальным и аккуратным.
-Я приготовлю нам кофе, а ты пока устраивайся по удобней!
Она с удовольствием устроилась в огромном, мягком кресле. Оглядев еще раз уютную комнату, улыбнулась своим мыслям…. и через секунду уснула спокойным, безмятежным сном.
Когда она проснулась, за окном были уже весенние сумерки, её бережно окутывал мягкий плед, в комнате было тихо-тихо! Она сладко потянулась, еще не очень осознавая, где она. Потом, постепенно возвращаясь от сна к реальности, поняла, что в квартире еще кто-то есть. Приглядевшись, увидела свет, проникающий в щель под дверью. Поднялась, и на цыпочках пошла на этот свет. На кухне, что-то мурлыча себе под нос, колдовал над ужином её принц. Она тихонько вошла и какое-то мгновение просто смотрела на него, любуясь его виртуозностью среди кухни.
Он просто почувствовал её присутствие, оглянулся.… Опять эта мягкая, нежная улыбка.
-Кажется, кофе уже трижды остыл, я подумал, что когда ты проснешься, захочешь покушать.
Его забота — такая трогательная, такая искренняя, легкое смущение при этих словах — все это настолько тронули её сердечко, что она, повинуясь инстинкту, подошла и сама поцеловала его…
Поцелуй… сначала легкий, будто изучающий, потом все более страстный, который заставил её просто трепетать в его руках, дыхание замерло, голова закружилась. Его губы… такие страстные! Такие зовущие! Она просто задрожала всем телом от нахлынувшего тепла! Он, почувствовав трепет её такого желанного тела, приблизил её к себе еще сильней, и не было на свете такой силы, которая смогла бы их отдалить друг от друга в этот момент.
Прошло какое-то время и они обнаружили, что уже в спальне, что судорожно раздевают друг друга, что-то говорят, что-то шепчут друг другу.… Этой ночью они просто упивались друг другом, нежились в объятьях, отдаваясь друг другу без остатка…
Безумное сплетение их тел напоминало странный, страстный танец, в котором есть только двое… Она без смущения отдавалась его нежным, зовущим губам, мягким, умелым рукам… Он шептал ей на ушко: «ты потрясающая женщина! Ты божественная фея!» От этих слов в душе все переворачивалось, будоражилось с новой силой!!!
Прошло много времени… кажется, скоро рассвет… Она просто очнулась – то ли от сна, то ли от забытья, рядом тихонько посапывал принц. Она посмотрела на него, даже во сне он улыбался. Она тихонько поцеловала его, как бы отблагодарив за недавнее наслаждение и тихонько выскользнув из его объятий, пошла на кухню. Приготовив себе кофе, закурив сигарету, она смотрела на город принца в лучах рассвета, в душе творилось какое-то безумство, все переворачивалось вверх ногами, она не могла собраться с мыслями… И тут вспомнила любимую героиню, Скарлетт, она в таких случаях говорила: об этом я подумаю завтра…
Вот так и фея — стояла у открытого окна, с кружкой горячего кофе, всматриваясь в просыпающийся город, наслаждалась свежим, весенним ветерком, так неожиданно ворвавшемуся в его жизнь…и ни о чем не думала.
Когда стало немного зябко, она поежилась от утренней свежести, запахнула окно и тихонько прокралась обратно в спальню. Принц все еще мирно спал, также улыбаясь чему-то неизвестному. Она тихонько скользнула к нему под одеяло — его теплое, такое желанное тело было расслаблено, лицо спокойно… Некоторое время она просто смотрела на него, потом, тихонько обняв, провела пальчиками по его стройной, красивой фигуре. Он еще спал, но его организм живо откликнулся на её прикосновения.
В этот момент она поняла, что принц проснулся, но, не открывая глаз, прошептал: давно я мечтал о таком пробуждении… Его глаза, то ли от возбуждения, то ли от утреннего солнца стали просто синие! Она искренне любовалась такой переменой, не отводя глаз, а потом поднялась, и подошла к роялю. Открыв крышку, нежно провела по клавишам, оглянулась:
-Помнишь, я обещала тебе сыграть при встрече Вивальди?! Правда, давненько не было повода, а сегодня вдруг захотелось опять…
Она присела возле рояля, и пальцы послушно побежали по клавишам, сначала осторожно, едва касаясь, потом все уверенней, мелодия стала ярче, насыщенней.
Следующий аккорд походил просто на вскрик, потом опять мелодия полилась тихо, мелодично — эта музыка словно отражала в этот момент все, что происходит у нее в душе. Он подошел сзади, положил руки ей на плечи и просто наслаждался музыкой, присутствием феи, ароматом её такого желанного тела…
Когда музыка закончилась, он тихонько поцеловал её волосы, несколько мгновений не нарушая тишины и той чудной атмосферы, которую создала музыка.
Он поднял её на руки, заглянул в огромные глаза, прижал к себе и тихо сказал: «как долго я тебя искал».
kurganka

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.